5 ноября — дата, когда отношения США и Турции пробьют дно

07 октября 17:50RSS feed nk.org.ua

На прошлой неделе в Сочи состоялась встреча президента Турции Реджепа Эрдогана и президента России Владимира Путина. Официальный представитель Кремля Дмитрий Песков заявил, что повестка дня встречи «самая обширная, начиная с двусторонних отношений» между двумя странами. Мы в Турции были сосредоточены на теме Идлиба, но на саммите внимание привлекли системы противовоздушной обороны «С-400». Эрдоган дал понять, что Турция продолжит сотрудничать с Россией по системам противовоздушной обороны С-400. А Путин подчеркнул важность экономических отношений с Турцией. Оба лидера в своих заявлениях для средств массовой информации не затрагивали проблемные темы.

Эрдоган, раскритиковав ход отношений с администрацией Джо Байдена, которую он обвиняет в поддержке Отрядов народной самообороны (YPG) / Рабочей партии Курдистана (РПК), как «не сулящий ничего хорошего», через неделю после этого интервью отправился в Сочи и дал сигнал: «Если не ты, то Путин». Примечательно, что администрация Байдена, не включившая турецкого лидера в список встреч на полях сессии Генеральной Ассамблеи ООН в Нью-Йорке, объявила дату встречи с Эрдоганом за день до сочинского саммита. Эрдоган и Байден проведут личную встречу в ходе саммита лидеров G20, который состоится в Риме в конце октября. Эрдоган в беседе с журналистами в самолете на обратном пути из Сочи коснулся отношений с США и сказал: «Мы озвучили некоторые проблемы, и, похоже, есть хорошие знаки». Иными словами, Эрдоган возвращался из Сочи по крайней мере не с пустыми руками.

После кризиса, возникшего в ноябре 2015 года, когда был сбит российский военный самолет, Эрдоган и Путин встречались лицом к лицу 26 раз, а последний саммит перед Сочи прошел в Москве 5 марта 2020 года. На этом саммите, состоявшемся через неделю после авиаудара в Идлибе, в результате которого 34 турецких военных погибли, был подписан дополнительный протокол по Идлибу. Судя по всему, Эрдоган на последнем саммите призвал Путина проявить терпение в идлибском вопросе и предоставил дорожную карту. Но, согласно сведениям, полученным мной от российской стороны, Москва не возлагает больших надежд на эту дорожную карту.

Покупка второй партии систем С-400 кажется важной с точки зрения возможности Турции повлиять на Москву. Однако позиция Москвы по Идлибу предельно ясна. С точки зрения Москвы, «радикальные джихадисты используют военные базы Турции в Идлибе и его окрестностях в качестве защитного щита против сирийской армии». России это не понравится в долгосрочной перспективе. Поэтому рано или поздно сирийской армии будет дан зеленый свет относительно возвращения Идлиба под свой контроль. Вес Турции в Сирии уменьшился после того, как Израиль и США стали придавать большее значение роли России в Сирии для ограничения «иранского влияния». Едва ли не бегство американских войск из Афганистана и постепенный уход США из других регионов — геополитический поворотный момент. Это заставит Турцию определить четкий маршрут. Иными словами, отныне мы должны выработать более четкую внешнюю политику в Сирии и Ираке.

Россия при такой конъюнктуре укрепляет партнерские отношения по оси Евразии. Россия, Китай и соседи Афганистана использовали саммит Шанхайской организации сотрудничества (ШОС), состоявшийся в прошлом месяце, после фиаско Америки в Афганистане, как платформу для изменения региона в соответствии со своими собственными концепциями. На 21-м саммите глав государств ШОС было одобрено официальное членство Ирана в этой организации. Теперь следует подождать и посмотреть, будет ли Турция отдаляться от НАТО, чтобы оказаться в числе основных игроков в составе ШОС, в которой она также является партнером по диалогу.

НАТО — это прежде всего крупнейший «оружейный магазин» и в то же время военная организация. Здесь покупка Турцией системы С-400 является критическим вопросом. Когда один из клиентов решает пойти в «соседний магазин», который оказывается «лучше», это становится ударом как по экономическим, так и по идеологическим интересам США.

Российские источники утверждают, что некоторые лица сказали Эрдогану в Нью-Йорке, что он должен отказаться от систем С-400. В Сочи, когда Эрдоган заверил: «Мы не отступим в этом вопросе», — на лице Путина появилась улыбка. Вместе с тем Эрдоган, допуская покупку второй партии С-400, с одной стороны, дает жесткий сигнал Байдену, который закрыл двери перед ним, с другой — протягивает руку дружбы Путину.

Вторая партия С-400 стала первой победой Путина на сочинской встрече. На самом деле по мере углубления кризиса между Турцией и США Путин оказывается в выигрыше. В США даже создали комиссию по ужесточению санкционных решений против нас. Посмотрим, как и когда эта комиссия примет решения. Первые санкции в рамках CAATSA (закона «О противодействии противникам Америки посредством санкций») были введены в декабре 2020 года в отношении Секретариата оборонной промышленности, а также четырех его сотрудников, включая руководителя этого ведомства, профессора, доктора Исмаила Демира (İsmail Demir). С другой стороны, США также исключили Турцию из проекта F-35.

Дата настоящей эскалации кризиса — 5 ноября. Именно с этого дня Турция начнет работу по созданию дорожной карты по второй партии С-400. Однако по мере углубления кризиса главный вопрос состоит в следующем: как обстоят дела с первой партией С-400?.. Как этот кризис будет разрешаться внутри страны?

John Dou