Выборы Эрдогана, спасение Великобритании, новый путь для Шольца. Что ждет Европу в 2023 году

31 декабря 11:37Фокус

Европа встречает первый после 1945-го Новый год в условиях войны. Рецессия и непомерная инфляция – это гарантированные направления для экономики еврозоны в 2023 году. А вот не ждет ли континент что-то похуже — попробуем разобраться на нескольких примерах из жизни самых могущественных стран Европы. Ведь, начиная с 2022 года, могущество страны уже определяет не только экономика.Related videoЗадача минимум – сохранение Великобритании Начнем с сильнейшей и влиятельной – Великобритании. После политической турбулентности, которую страна пережила в прошлом году, казалось бы, что хуже уж точно не будет. Однако теперь Европа живет в условиях войны и хуже точно может быть. Ядерное оружие, которым владеет Великобритания, с одной стороны является мощной гарантией безопасности, однако с другой — обязывает к действиям. Если РФ решится применить ядерное оружие, Великобритания не останется в стороне. И что будет тогда – не берется сказать никто. Однако перейдем к более обычным делам.Инфляция в Великобритании в годовом эквиваленте составит 11% (40-летний максимум). Прогнозы по ВВП тоже не радуют – ожидается спад на уровне 0,3%, хотя еще летом прогнозировался минимальный рост. Общество испытывает проблемы с тарифами на энергоносители и все это обусловливает ситуацию, при которой популярность руководящей Консервативной партии в Великобритании бьет исторические антирекорды. Многие депутаты даже отказываются баллотироваться в 2024 году. Пожилые политики завершают карьеру, а молодые пытаются продержаться в стороне кризиса и готовятся к возобновлению политической карьеры уже после выборов 2024 года.Однако смена премьера все же сгладила падение рейтингов Тори. На сегодня их поддержка стабилизировалась на уровне 27%. Что уже выглядит не столь катастрофически, как было несколько месяцев назад.На фоне политической турбулентности в Лондоне мятежные провинции стараются не упускать этот выгодный момент. В Северной Ирландии победила партия независимости Шин Фейн, в Шотландии снова трубят о желании отделиться от британской короны — и даже пытаются перейти от слов к делу и назначить новый (предыдущий прошел в 2014-м) референдум о независимости в 2023 году.

Все, что может предложить сепаратистам официальный Лондон – это бюрократические уловки. В Белфасте заблокировано назначение нового правительства и объявлены перевыборы, а референдум о независимости Шотландии просто не разрешают провести. Но как долго можно будет тянуть "бюрократическую резину" в образцовой демократии? Действующий премьер Риши Сунак, очевидно, попытается этим заниматься как минимум до следующих выборов.

Все, что может предложить сепаратистам официальный Лондон – это бюрократические уловкиФото: Getty ImagesУспешно прятать голову в песок консерваторам может помешать старый знакомый конкурент по правому политическому спектру. Речь идет о том, что к активной политике планирует вернуться главный бывший лидер Партии независимости и основной внепарламентский двигатель Брекзита Найджел Фарадж. Он точно не позволит консерваторам бездействовать — конечно, если они хотят остаться в большой политике. Фарадж будет пытаться "укусить" Тори где сможет, особенно при любых уступках ЕС (в 2023 году вступают в силу новые разграничения по Брекзиту, в частности, в авиационной отрасли ).

Любая договоренность завершается компромиссом, а каждый компромисс с ЕС – это дополнительные голоса, которые перетекают от консерваторов к Фараджу. Любая конфронтация с ЕС – это дополнительные баллы к популярности сепаратистов. Вот в таком цугцванге будет находиться власть одного из самых последовательных союзников Украины в следующем году. Единственное, что радует — поддержка Украины является едва ли не единственным направлением деятельности британского правительства, которое имеет безоговорочное одобрение у населения.

Прогноз: правительство Великобритании будет пытаться тянуть время, не принимая решений по стратегическим вопросам и выбивать почву из-под оппозиции в лице лейбористов, субсидируя малообеспеченные слои населения. Во внешней политике – опора на поддержку Украины. Это может пойти на пользу Киеву, поскольку при обострении внутреннего положения Лондон может решиться на радикальные шаги в поддержке Украины, чтобы нивелировать внутренние неудачи. В Германии до всеобщих выборов (планируются на 2025 год) гораздо больше времени. Это предоставляет канцлеру Шольцу более широкое пространство для маневра. На самом деле полномасштабное вторжение РФ в Украину не настолько усложнило жизнь лидеру самой пророссийской из крупных партий Германии, как бы это можно было представить. Олаф Шольц достаточно умело это переиграл, спустив всех собак на основных конкурентов – оппозиционную ХДС/ХСС и партнеров по коалиции Зеленых. Ведь именно бывший лидер Христианских демократов Ангела Меркель "породила монстра" своим энергетическим сотрудничеством с Москвой. И делала она это под лозунги Зеленых, требовавших закрытия АЭС.Однако дела у немецких социал-демократов все равно не выглядят безоблачно. Немецкая экономика базировалась на доступной энергетике из РФ и гигантском китайском рынке сбыта. Какие-либо отношения с РФ теперь попали под табу, а дружить с Китаем просто токсично.

Так что Германия фактически находится в шпагате. Она уже лишилась энергетического столпа своего экономического роста и теперь под большим вопросом ее рынок сбыта и инвестиций.Главный редактор журнала The Economist Занни Минтон Беддоз считает, что российско-украинская война расколола Запад, занявший активную позицию в отношении российской агрессии и введший экономические санкции против РФ, и "остальный мир", сохраняющий нейтралитет. Поэтому насколько долговременным и надежным может быть сотрудничество с лидером этого "остального мира" для Берлина — вопрос остается без ответа.Стоит Китаю вторгнуться на Тайвань, о вероятности чего Си Цзиньпин прямо заявил в октябре на XX съезде КПК, и Германия останется без крупного импортера своей продукции – в Китай направлено около 10% всего экспорта Германии в 2021 году ($123 млрд, общий товарооборот между государствами составил $245 млрд). Также в Китай инвестировали значительные средства лидеры германской промышленности (10 млрд евро только в первой половине 2021 года). Российский прецедент указывает, что инвесторы могут лишиться своих ресурсов.

Сотрудничество с автократиями, одна из которых развязала войну в Европе, сказывается на авторитете Германии в ЕС. Пока это лишь предпосылки, однако потеря экономического могущества (на котором, собственно, и базируется лидерство Берлина) в среднесрочной перспективе может сказаться на геополитическом положении Германии более существенно.Последние же события с разоблачением группы мятежников праворадикальной группы "рейхсбюргеров" указывают, что ситуация в на первый взгляд одной из самых стабильных стран мира может измениться более радикально. Поэтому европейским бюрократическим политикам приходится учиться жить уже не просто от выборов к выборам, а отдавать себе отчет, что власть может смениться и внезапным путем.

Прогноз: в 2023 году Германия будет пытаться "зализать раны" от потери доступных энергоносителей и будет работать над разработкой новой стратегии существования в новых геополитических реалиях, в частности, начнет развитие сильной армии. По сути, завершается эра меркантилизма, где лидер государства – это просто эффективный менеджер, заботящийся о экономике и благополучии населения, воплощением которого была Германия начала XXI в. Франция. В попытке играть первую скрипку В подобном русле двигается в крупнейший сосед Германии и ее многолетний партнер-конкурент по доминированию в ЕС Франция. Когда в 2016 году стало понятно, что Великобритания выходит из ЕС, казалось бы, что ничто не сможет затмить успех парижско-берлинского дуэта, однако жизнь оказалась сложнее. Франция и Германия должны дополнять друг друга — Германия экономически-промышленный локомотив, а Франция, несмотря на свой тоже значительный экономический потенциал, должна прикрывать еще и направление безопасности. Ядерное государство как ни как.Однако ситуация сложилась по-другому. Дело в том, что Франция сосредоточила свои внешнеэкономические потоки в основном внутри ЕС. Поэтому ее зависимость от внешних факторов гораздо меньше. Хотя с другой стороны, Франция будет переживать те же проблемы, что и вся Европа — замедление экономического роста до нескольких десятых процента и рекордная с 1984 года инфляция на уровне 6-7%.

Франция пытается сотрудничать с Китаем. Она занимает второе место по экспорту китайских товаров в Европу (после Германии), который в 2021 году составил $46 млрд, соответственно, в Китай Франция экспортировала товаров на $28 млрд. Также более 1100 французских компаний обладают производственными мощностями в Китае. Однако страна не столь критично зависит от Пекина, как ее восточные соседи.Внешнюю политику Франции и ее геополитическую роль в мире можно свести к постоянной неудачной попытке вести свою линию, однако нигде Парижу не удается играть первую скрипку. Даже в симбиозе с Берлином он второй. Наиболее показательны попытки наладить Макрона челночную дипломатию из РФ, которая оказалась безрезультатной. Похожий эффект имеют старания французского президента и на других направлениях. Он ездил в Китай, однако не смог там сказать ничего принципиально нового по сравнению с канцлером ФРГ Олафом Шольцем, посетившим Поднебесную накануне. Даже футбольный матч, на котором Макрон побывал в Катаре, завершился неудачно для французской команды, занявшей второе место на Мундиале.Не выходит у Франции и быть эффективным полицейским. Французских военных вытесняет из Африки печально известная ЧВК "Вагнер", на таком фоне Парижу трудно заявлять о роли существенного игрока в мировой системе безопасности.

Прогноз: В 2023 году Франция продолжит попытки проводить самодостаточную внешнюю политику на мировом уровне. Однако нет предпосылок полагать, что ситуация существенно изменится. Скорее всего, будет много шума и значительное количество различных инициатив, которые не будут подкрепляться какими-то впечатляющими результатами. Скорее всего, влияние Франции в Азии и Африке еще больше ослабнет, а в Европе у Парижа может появиться новый конкурент, о чем подробно расскажем ниже. Ва-банк по-турецки. Эрдоган собирается на войну? Антиподом Германии является амбициозная Турция начала XXI века. или периода неизменного правления Реджепа Эрдогана. Однако всему приходит конец, и вот на выборах, которые должны состояться в июне 2023 года, никто не берется прогнозировать действующему президенту легкую победу. Вернее сказать, Эрдогану прогнозируют существенные проблемы на выборах.Если бы Турция была классической европейской демократией, то Эрдогана уже считали бы "хромой уткой" — то есть, лидером, который просто досиживает определенный ему срок без политического будущего. Однако Турция, хотя и остается демократическим государством (членство в НАТО обязывает), однако его форма не похожа на европейскую либеральную демократию. Поэтому выше она и названа антиподом Германии. Эрдоган не может нарисовать себе результаты выборов, как это делают в России или Беларуси, однако просто покинуть пост он тоже не собирается. В следующем году в Турции будут отмечать две годовщины – образование республики (собственно, с этого момента страна и стала называться Турцией) и подписание Лозанского договора, окончательно определившего ее границы. Оба события произошли в 1923 году и связаны между собой. Современные границы Турции были определены победой над Грецией в войне за Малую Азию. Эта победа позволила пересмотреть предыдущий Севрский договор, который Турция подписывала как побежденная в Первой мировой войне сторона и который был для страны намного хуже, чем мир, заключенный в Лозанне. В частности, по Севрскому договору Турция теряла бы свои западные земли и Курдистан.Понятно, какая эйфория ожидается в стране по этому поводу. Хотя оба события произошли во втором полугодии, нет сомнения, что весь политический 2023 год в Турции будет проходить в данном контексте, тем более, что выборы запланированы ранее. И на этом фоне многие эксперты заговорили о возможном конфликте между Турцией и Грецией.

Основания так считать есть. Экономика страны находится в крайне тяжелом состоянии. Инфляция составляет 83%. Поэтому президент будет явно идти на выборы не с меркантилистскими лозунгами. Профессор Парижского университета, турковед Оливье Буке отмечает стержневой момент смены политики Турции. В 2012-2013 годах начался экономический спад, которому предшествовал достаточно активный рост. В это время лозунги неоосманизма (идеи восстановления традиционного мусульманского общества, а в идеале Османской империи — могущественного государства Средневековья, на руинах которого в 1923 году возникла Турция) окончательно вышли на первый план избирательной стратегии правящей Партии справедливости и развития.Буке называет Эрдогана антизападным неоосманистом, способным на радикальные действия для сохранения своей парадигмы и власти. А события древности для него без сомнения являются символическими. На таком фоне "маленькая победоносная война" (военный потенциал Турции значительно превосходит греческий) – это идеальный вариант сохранения власти.Щепотку перца добавляет факт, что в Греции в следующем году тоже состоятся выборы, где действующая власть также не ожидает легкой прогулки. Райан Джингерас, профессор кафедры национальной безопасности Военно-морской аспирантуры и эксперт по истории Турции считает это дополнительным фактором напряжения, хотя и отмечает, что вопрос греко-турецких отношений стоит шире личных амбиций политиков. Даже преемники Эрдогана вряд ли снимут этот вопрос с повестки дня.Как в подтверждение этих слов недавно мэр провинции Болу заявил, что был бы готов надеть военную форму и взорвать себя посреди подразделения греческих солдат.Доктор Берк Эссен из Германии при таких условиях даже предполагает сценарий, когда выборы в Турции могут отменить из-за участившихся в 2023 году террористических актов.

Прогноз: ситуация в Турции действительно существенно обострится накануне выборов, которые Эрдоган не может позволить себе проиграть. Однако вряд ли он решится на конфликт внутри НАТО, то есть, с Грецией. Скорее всего, турецкий президент выберет более простой вариант с военной операцией в Сирии. Факторы безопасности позволят Эрдогану либо вообще перенести выборы, либо провести их с определенными ограничениями свободы слова или даже воли основных конкурентов. В конце концов, страны Запада закроют глаза на некоторые нарушения демократических традиций в обмен на покой в НАТО, его консолидацию и принятие в альянс Швеции и Финляндии. Италия. С амбициями на европейское лидерство В нескольких сотнях километров западнее горячей Турции находится не менее жаркая Италия. Новое правительство страны несет альтернативу существующему ценностному базису Европы. Итальянские правые не стремятся разрушить общий европейский дом как венгры или получить независимость от Брюсселя как поляки. Они стремятся управлять Европой наравне с Германией и Францией. Управлять на своих условиях, выдвигая на повестку дня свои ценности – Бог, Родина, семья.Правительство Италии во главе с Джорджией Мелони не разделяет мейнстримного отношения к ЛГБТ+ сообществу, миграции и феминизму. Однако оно стремится не изолироваться от Европы, а наоборот – изменить ее. И первой целью станет Испания, где летом 2023 тоже состоятся выборы и Мелони открыто поддерживает местных правых. Принц Майкл Лихтенштейнский, комментируя позицию итальянских правых, отмечает, что Европа была основана на христианских ценностях, но отошла от своих первооснов. Итальянцы стремятся это напомнить и развернуть ход истории.

Франческо Галиетти, аналитик Policy Sonar, считает, что на самом деле Джорджия Мелони по многим направлениям будет следовать экономической политике своего предшественника Марио Драги, взявшего курс на "декитаизацию" итальянской экономики. Активным противником Китая Мелони себя позиционировала еще во время избирательной кампании. Собственно, она смотрит на российско-украинскую войну сквозь призму противостояния Запада и Китая.Хотя правительство Италии в экономике исповедует неолиберальную идеологию (минимальное вмешательство государства, низкие налоги и сокращение соцвыплат), однако в 2023 году слишком резких движений в этом направлении не планируется. Самые популярные социальные выплаты будут сохранены. Хотя в долгосрочной перспективе основным доходом пенсионеров планируется сделать накопительную систему, в бюджете на 2023 год пока не предусматривается радикальное переформатирование пенсионной системы.Италия с новым правительством планирует вести активную внешнюю политику, устанавливая двусторонние отношения со странами, с которыми их объединяют общие внешнеполитические интересы — в Азии таким является противостояние Китаю. Поэтому на полях саммита G-20 Джорджия Мелони проводила активные двусторонние встречи с главами правительств Индии и Японии.Профессор стратегических исследований вашингтонского Университета национальной обороны Эндрю Ново и научный эксперт по трансатлантической обороне и безопасности Федерико Борсари отмечают, что в плане глобального противостояния Китаю Мелони даже углубит курс в данном направлении, взятый ее предшественником Марио Драги, это будет один из стержней ее внешней политики.Другим важным направлением внешней политики Италии в 2023 году, о котором уже заявлено, является попытка наладить поставки энергоносителей в Европу из стран Африки. Поэтому Рим стремится перехватить "немецкую мечту" и стать газовым хабом для Европы на юге.Однако на самом деле это достаточно тернистый путь не на короткую перспективу, и к чему он приведет, тоже будет зависеть от геополитических факторов, поскольку потенциальные поставщики топлива из Африки могут оказаться "по ту сторону баррикад".

Что касается политики НАТО и Украины – здесь Джорджия Мелони высказывается и действует достаточно однозначно – альянс должен быть консолидирован, Украине нужно помогать максимально, чтобы к переговорам наше государство подошло с максимально сильной позиции. Никакого давления на Киев по поводу уступок не допускается. Также объявлены и пункты поддержки Украины, куда входит как оружие (в том числе итальянские системы ПВО), так и техническая помощь, в том числе генераторы.

Прогноз: итальянское правительство не будет делать резких движений в экономике, пытаясь в условиях кризиса сохранить "то, что есть". Средняя продолжительность "жизни" итальянских правительств 14 месяцев. Так что если он встретит 2024 год без приставки "экс", то это уже будет успехом. Для этого Кабинет Мелони развернет активную политику в области идеологии и культуры – продвижение семейных ценностей, борьба с миграцией. Это должно утвердить позиции правительства среди собственного электората. На международной арене будет пытаться продвигать свою повестку дня, а для закрепления своего авторитета будет помогать Украине. Этот аспект деятельности Джорджия Мелони считает основой авторитета в современном западном мире. Европа в 2023: политический прогноз Мы будем наблюдать, как в 2023 году Европа будет пытаться научиться жить по-новому в трансформированном войной мире. Центр все еще занят экономикой. Все-таки вокруг если не друзья, то конкуренты, а не враги. Германия будет думать, как сохранить свои позиции экономического лидера и промоутера идей мягкой силы, в частности, от нападок Италии.По краям Европы самые могущественные в военном плане государства отодвинули экономику на второй план. У Великобритании и Турции в этой сфере дела плохи, однако в вопросах безопасности все настолько плохо, что даже рекорды инфляции не становятся проблемой №1! В то время как Эрдоган мечтает встретить столетие государства (и одновременно юбилей падения Османской империи) в статусе президента, который больше всего сделал для восстановления былого величия, Карл III мечтает взойти на трон все еще монархом Соединенного королевства Великобритании и Северной Ирландии, а не унии Англии и Уэльса.

John Dou