Мнения: Украина выбрала путь Эфиопии

20 октября 14:28Взгляд

Владимир Зеленский подписал указ о передаче земель сельскохозяйственного назначения из государственной собственности в коммунальную. Согласно указу, органы местного самоуправления получат в свое распоряжение свыше двух миллионов гектаров земли. И она – для чего, собственно, все и затевалось – немедленно уйдет с молотка.

Начинается массовая распродажа знаменитых украинских черноземов. Которая, в свою очередь, обернется невиданным разгулом коррупции и криминала. Решение президента Украины дает старт масштабному приватизационному дележу земельных участков. А это обязательно приведет ко множеству человеческих трагедий и усугубит разорение государства, подорванного государственным переворотом и последовавшей за ним войной.

Верховная Рада приняла закон о продаже земли еще в марте – несмотря на то, что украинское общество, как показывают абсолютно все опросы, категорически против. Вопрос о продаже земли всегда имел для украинцев принципиальный характер – люди отстаивали мораторий годами, прекрасно понимая, что их хотят лишить последнего достояния. Однако Зеленский добился его отмены, использовав для этого коронавирусный карантин.

Причем, закон о земельной приватизации принимали с юридическими нарушениями, в оцепленном на случай протестов правительственном квартале. Напуганным пандемией гражданам поясняли, что приватизация земли является принципиальным условием Международного валютного фонда, без которого он не одобрит новый кредитный транш. А это означало бы немедленный крах для больной украинской экономики, полностью зависимой от воли иностранных кредиторов.

Ради принятия закона власти, сформировали коронавирусное большинство антисоциальных реформ – в составе «Слуги народа», партии Петра Порошенко и неолиберальных националистов из «Голоса» Святослава Вакарчука. Во имя приватизации земли у Зеленского согласились замять уголовные дела, открытые против его одиозного предшественника. И за этой полюбовной сделкой двух бывших соперников, очевидно, стоял Запад, который последовательно добивался от Украины открытия земельного рынка, преследуя в этом свои собственные интересы. Иностранные корпорации являются главными потенциальными покупателями украинских сельхозугодий – используя для этого свои дочерние или партнерские украинские фирмы.

«При отсутствии как адекватных норм оценки, так и прозрачной процедуры продажи, это грозит закончиться агроколониализмом африканского или латиноамериканского образца. Кого-то покоробят, а кого-то искренне возмутят подобные аналогии, но от этого перспектива не станет более привлекательной. Именно по такой схеме скупались земли в Камбодже, Гане, Эфиопии, Мали, Кении, Аргентине, Уругвае и Парагвае. Каждый раз этот процесс проходил под «чутким присмотром» местных правительств, которые разглагольствовали о взаимовыгодном сотрудничестве, вкладе развитых стран в местную экономику, внедрении передовых технологий, капиталовложениях и развитии рынков. Естественно, ничто из вышеперечисленного не оправдалось, для производителя земля – это ресурс и не более того, именно использованием этого ресурса и ограничились так называемые инвесторы» – писала об этом украинская либеральная газета «Зеркало недели».

Большинство украинских граждан тоже осознают: земельная реформа, которую собираются проводить в условиях хаоса и развала, способна привести Украину к масштабной социальной катастрофе. Она не будет учитывать интересы простых селян, у которых нет денег на покупку земли. Как результат, участки достанутся крупным корпорациям – обнищавший народ за копейки отдаст им свои наделы, а криминальные банды бесплатно заберут землю у несговорчивых фермеров – точно так же, как у людей когда-то отбирали приватизированные квартиры или силой «отжимали» бывшие государственные предприятия.

Защитить селян некому. Каждую осень украинская глубинка переживает настоящую битву за урожай – криминальные банды, организованные на основе националистических добробатов, занимаются рэкетом, отбирая у производителей технику и зерно, или же «защищая» их за деньги от других грабительских группировок. Полиция не вмешивается в эти массовые столкновения, и совершенно очевидно, что она не придет на помощь фермеру в отдаленном глухом поселке, когда люди в камуфляже наставят на него стволы, требуя подписать нужные документы. Чтобы его наделы перешли в собственность какой-нибудь крупной и влиятельной агрофирмы, располагающей своей собственной частной армией.

Впрочем, в большинстве случаев обойдется и без эксцессов. Многие бедняки сами уступят земли новым владельцам, чтобы отправиться затем на заработки в Польшу или Россию, пополняя многомиллионную армию трудовых мигрантов-заробитчан. Молодое трудоспособное население и без того покидает украинские села, где нет ни работы, ни современной инфраструктуры. Причем, можно не сомневаться, что многие участки отдадут покупателям за бесценок – зачастую их в буквальном смысле пропьют, как это случилось когда-то с аборигенами Нового Света, уступившим свою землю колонизаторам за огненную воду, блестящие стекляшки и медяки.

«Открытие рынка продуктивной земли – это не способ реализации права собственности украинскими гражданами, а способ отобрать у них собственность. То есть способ легитимного перехода общенародной собственности в руки небольшого числа владельцев. Так, как в свое время ваучерная приватизация была способом концентрации промышленных активов в руках крупного капитала – как отечественного, так и транснационального. Следствием этого стала деиндустриализация Украины и ее превращение в сырьевой придаток с дешевой рабочей силой. Украинская земля будет скуплена крупным капиталом по той цене, которую выставят покупатели. Крестьяне будут вынуждены согласиться на низкую цену земли из-за элементарной нехватки финансов.

Этот факт, а также внеэкономические методы, которые широко используются сейчас в аграрном секторе – например, рейдерство, – свидетельствуют о том, что землю будут скупать по минимальной цене. Кроме того, небольшие фермерские хозяйства будут проигрывать в конкурентной борьбе большим латифундистским хозяйствам, банкротиться и продаваться», – описывает реалистичный сценарий земельной приватизации бывший диссидент и депутат парламента, известный правозащитник Владимир Чемерис.

Все это станет настоящей национальной трагедией, о которой потом расскажет потомкам новый Тарас Шевченко, Нечуй-Левицкий или Иван Франко. Хотя не факт, что их прочитает новое поколение украинской молодежи – учитывая, что в постмайданнные годы на Украине закрыли ради экономии рекордное количество сельских школ. И многие подростки уже сейчас считаются грамотными только благодаря компьютерным словарям на своих компьютерах и смартфонах, которые подсказывают нужные слова и правят их чудовищные ошибки – неважно, на запрещенном к преподаванию русском, или на «титульном» украинском.

Увы, похоже, что этого мрачного сценария в итоге не избежать. И важно понимать: Украину ожидают даже не пресловутые «новые девяностые», как полагают многие трезвомыслящие пессимисты. Все будет не так плохо, как кажется – все будет гораздо хуже.