Дмитрий Олейник.: "Выживет ли отечественный бизнес в стране монополий?"

30 октября 17:12 UAINFO

Несколько дней намеревался написать и проанализировать одну из острых тем месяца – о цене на газ, электроэнергию, стоимости железнодорожных перевозок, в блоге НВ.Бизнес Дмитрий Олейник.

И понял, что по отдельности каждой упомянутой тематике не отдам предпочтений, причем ни одной из них. Потому что каждая из этих тем – лишь один из аспектов, пожалуй, главной проблемы нашей страны. Потери трудового потенциала.

Со следующего года Чехия готова в два раза увеличить квоты на трудоустройство украинцев. Эту инициативу уже давно поддерживали чешские работодатели. А теперь получили содействие и со стороны государства. Ведь нехватка рабочей силы, по оценкам чешских экспертов, ежегодно приносит местному бизнесу убытки в размере 110 млрд крон. К тому же каждый украинец, работающий в Чехии по программе Režim Ukrajina, отчисляет одному чешскому пенсионеру 440 крон в год.

И это – только Чехия. Однако стран, ждущих украинских трудовых мигрантов с распростертыми объятиями, гораздо больше. Еще один пример – без рабочей силы из Украины Польша будет погружаться в экономический кризис, как утверждают польские работодатели. Поэтому наши потери человеческого капитала в ближайшее время только возрастут.


Одна из главных причин выезда украинцев на работу за границу – там зарплаты в разы выше, чем у нас. По мнению  общественности, виноваты в низких зарплатах, конечно же, работодатели.

К сожалению, мало кто, привыкнув к призывам и лозунгам популистов, задумывается над тем, что заработная плата не увеличивается по команде или по желанию работодателя. Реальную экономику и ее законы никто не отменял.

Недавно удалось пообщаться с датскими коллегами. Как известно, в их стране зарплаты едва ли не самые высокие в мире. Так вот, датские промышленники говорят, что достичь существенных сдвигов в национальной экономике только тогда, когда сообщество и их партнеры по социальному диалогу осознали – заработная плата и социальные гарантии будут достойными лишь при условии динамичного развития экономики, роста количества внутренних и внешних инвестиций и, безусловно, содействия развитию отечественного бизнеса.

А вот теперь вернемся к самым горячим для работодателей осенним темам в Украине. Какая первая мысль приходит в голову? Разумеется, повышение цены на газ. Просто из открытых источников. Инфографика Зеркала недели. Цены на природный газ для промышленности в ЕС в октябре-декабре 2017 года.


Что мы видим? Украина установила цены для промышленности далеко не самые низкие на Европейском континенте.

А вот это – данные Eurostat о том, как изменялись цены на газ для бытовых потребителей в ведущих странах Европы в 2008-2017 годах.


С какого года продолжается снижение цены? Как говорится, без комментариев.

И это притом, что наша страна обладает собственными ресурсами природного газа. Но увеличение его добычи зависит от законодательной и регуляторной базы. И, конечно же, от наличия инвестиций. О марже продавцов природного газа для промышленности и населения в Украине поговорим в следующий раз, это отдельная обширная тема. Но, думаю, все понимают, что у нас она также значительно завышена по сравнению со странами Европы.

Электроэнергия. Украина экспортирует ее в европейские страны. И экспортные цены зачастую ниже, чем цена для украинского промышленного потребителя.

По статистическим данным ЕС, тарифы на электроэнергию для промышленности со средним объемом потребления в прошлом году в Украине были выше, чем в Австрии, Норвегии, Швеции, Дании, Финляндии, Франции, Германии, Литве и Эстонии.


И, кстати, существует угроза того, что в декабре, возможно, будет новое повышение. У Федерации уже есть достаточно примеров, когда из-за долгов за электроэнергию предприятия закрывали.

В отечественной металлургии, химической и нефтеперерабатывающей промышленности доля энергии в стоимости продукта составляет 30-50%. Могут ли в таких условиях украинские предприятия соперничать с западными или российскими? Будет ли их продукция конкурентоспособной, а зарплаты работников высокими? Вопросы риторические.

И еще одна из самых болезненных для украинского бизнеса тем. Грузовые перевозки. В октябре Укрзализныця без проведения консультаций с бизнесом повысила ставки платы за использование собственных вагонов перевозчика, причем по некоторым позициям – до 48%.

К тому же в нынешнем году специалисты УЗ определили около 200 станций, которые прекратят работу с грузами полностью либо частично. Однако для многих предпринимателей это одно из ключевых условий ведения бизнеса. Поэтому закрытие таких станций для них – это убытки, а то и вовсе прекращение деятельности.

В Федерацию поступают многочисленные обращения территориальных и отраслевых объединений работодателей о необходимости пересмотра решения о закрытии станций для грузовой работы.

Мы понимаем, что экономическая неэффективность определенных маршрутов, безусловно, является поводом для того, чтобы рассматривать возможность оптимизации структуры УЗ. Однако мы неоднократно обращались в Укрзализныцю с просьбой хотя бы предоставить критерии, по которым осуществляется отбор станций, подлежащих закрытию, и выслушать встречную аргументацию бизнеса по инвестиционным планам, развитию производства, открытию новых предприятий. Так что вы там говорите о поддержке отечественного бизнеса и его конкурентоспособности?

Кстати, в первом и третьем из приведенных примеров речь идет о деятельности государственных компаний-монополистов. Во втором – о том, что энергетический бизнес сконцентрирован в руках крупной бизнес-группы, которая, скорее всего, является хоть и не признанным официально, но все же монополистом.


И вишенка на тортике – так уж сложилось, что наша банковская система на сегодняшний день фактически стала государственной. Доступа к дешевым кредитным ресурсам у наших предпринимателей, как известно, не было никогда и нет даже сейчас.

Монополия в любой ее форме является налогообложением усердия ради поддержки лени, если не грабежа, как заявил около 200 лет назад Джон Стюарт Милль, английский экономист и философ. И этот афоризм до сих пор весьма актуален. Что происходит, когда конкуренция отсутствует, – монополист получает сверхприбыль, для предприятия это угроза технического застоя, ведь наращивать мощности и увеличивать штат нет необходимости, а потребитель, в свою очередь, страдает из-за некачественной и дорогой продукции.

Отсутствие конкуренции – это зло, с которым необходимо бороться. Это понимают на Западе, где компании опасаются антимонопольных структур больше, чем налогового инспектора. К сожалению, эта система до сих пор не работает у нас.

И пока эта ситуация не изменится, украинский бизнес, работая в условиях мировой конкуренции и отечественных монополий, продолжит терять позиции, а страна – человеческий потенциал.

Читать далее
Украинка рассказала о плюсах и минусах работы на Мальдивах

Украинка Ольга Фишелева из Днепра два года работает на Мальдивах. Об особенностях жизни на острове она рассказала Gazeta.ua "Два года работала в Эмиратах. Когда осталась без работы, начала отправлять резюме в разные страны. Так получила предложение работ

00:15 Gazeta.ua
В Минсоцполитики рассказали, как помогают украинцам

Министр социальной политики Андрей Рева сообщил, что около 44% украинцев получают государственную помощь. "Примерно 44% людей получают те или иные виды государственной социальной помощи. Но мы должны понимать, что, согласно Конституции, Украина - государ

00:05 Gazeta.ua
Facebook давно должен работать с украинским сегментом из Киева, – Климкин

Таким образом глава МИД поддержал рекомендации американского НДИ по открытию офиса Facebook в Киеве

00:05 Сегодня