"Почти половина России и часть Польши — это Украина"

12 октября 06:35 Gazeta.ua
 
— Никогда не опаздываю. Это уважение к людям. Так же не повышаю голос. Если хотим стать сильными — должны быть культурными, воспитанными, образованными. Тогда все выйдет, — говорит 52-летний Роман Безсмертный.

Встречаемся 8 октября в его офисе на ул. Олеся Гончара в Киеве. В мае он объявил о намерении баллотироваться в президенты. Несколько месяцев ездит по стране с программой "Какой мы хотим Украины?".

Роман Безсмертный работал народным депутатом четырех созывов, один из авторов Конституции 1996 года, был представителем президента в Верховной Раде. Работал на должностях вице-премьера, заместителя главы Администрации президента времен Виктора Ющенко, послом в Беларуси. В 2015–2016 годах представлял Украину в политической подгруппе на переговорах в Минске. Вышел оттуда, назвав Минский процесс неэффективным.

Помощница приносит чай из шиповника. У Романа Петровича простужен голос. Он — в синем костюме. На манжетах рубашки запонки в виде сов.

На столе в пиале лежат конфеты "Угощайся" Гощанского завода продтоваров.

С вами в поездках всегда жена. Почему так?

— Мы все делаем вместе. Это было мое решение. Я сказал ей: ты мне нужна. Мы должны менять украинскую политику. Кроме того, правду политику скажет только жена.

Почему решили баллотироваться?

— Не могу спокойно наблюдать за тщедушием Украинского государства. Причина частично в неспособности руководителей, а также — в институционной слабости. Это системная проблема. Чем дальше работаю, тем меньше вижу других претендентов на должность президента, которые понимают эту проблему. Они не видят эту институционную слабость. А значит — большинство из них неквалифицированно оценивают ситуацию.

Как эта государственная слабость отражается на украинцах?

— Самая яркая иллюстрация: пятый год идет война, а государство этого официально не признает. Сначала была Антитеррористическая операция, теперь — Операция объединенных сил. Люди страдают, погибают, живут в бедности, выезжают, становятся беженцами, переселенцами. А государству — все равно. Да, оно на четвертый год приняло отдельные программы. На пятый выделили какое-то финансирование. Но в целом это свидетельствует, что институции не работают.

Люди видят эту слабость государства также по коммунальным платежам. Нацкомисия по регуляции в сфере энергетики задумывалась как организатор диалога между продавцом и покупателем услуг, чтобы определить тариф. А сейчас он зависит от того, какой туда занесли чемодан — побольше или поменьше.

В Европе на этом рынке условия диктует покупатель. А у нас — наоборот.

Как это изменить?

— У нас есть выборы. Это возможность избрать тех, кто осознает эти проблемы и готов менять ситуацию. Важно, чтобы люди продемонстрировали — чего они хотят.

Вы несколько месяцев ездите по регионам. Что говорят украинцы?

— Главные проблемы — война и безопасность, коррупция, состояние экономики, бедность. Редко когда возникает вопрос относительно церкви, языка. Люди устали от войны и начали бояться всего.

Вы говорите об идее Великой Украины. Что вкладываете в это понятие?

— Украина должна быть там, где есть украинцы. Вот есть идея Великой Польши, Великой Румынии, Великой Венгрии, есть даже тот же "русский мир". А где мы? Мы не претендуем на чьи-то территории. Но нужно понимать, что почти половина России — это Украина. Не с точки зрения территории, а точки зрения духа, потомков. Часть Польши — это Украина. Так же часть Румынии, Венгрии. Мы не должны зариться на чужое, но нужно понимать, кто мы, и быть собой. Не втягивать голову, когда идет речь о величии украинцев.

Я не против, чтобы здесь было румынское, венгерское телевидение. Но я за то, чтобы там было украинское. Так же школы. Не будет там — не будет и здесь.

Какой будет первый указ президента Безсмертного в случае победы?

— О вступлении в должность президента и верховного главнокомандующего, таков закон. А уже второй — о введении правового режима военного положения на отдельных территориях. Нужно признать войну войной. Потому что у нас выходит, что люди воюют, а государство — нет, государство торгует с врагом.

Что это нам даст?

— Действие международного права относительно физических и юридических лиц, которые втянуты в этот конфликт. Вот например, говорим о заложниках, военнопленных, беженцах, переселенцах — а они не являются такими с точки зрения международных конвенций. Все нужно привести в соответствие с законом о военном положении и законом об обороне. Или государство и украинская нация будут совместно бороться за свободу, независимость и территориальную целостность. Или народ дальше будет погибать, а государство будет в стороне.

Как побороть коррупцию в верхних эшелонах власти?

— Высших чиновников за коррупцию должна судить верхняя палата парламента. Ее нужно сформировать из лидеров общественного мнения, представителей элиты, слова и действия которых ценят даже больше, чем закон.

Каким способом можем избавиться от олигархов?

— Едиными для всех правилами игры. Олигархизация — это следствие приватизации. Когда Государственный фонд имущества в последний раз проверял инвестиционные обязательства покупки-продажи объектов? Никогда. А должен был контролировать, сохранено ли назначение приватизированных предприятий. Фонд не выполнил свои обязательства. Антимонопольный комитет тоже. Почему? Потому что руководители не успевают подписать документ, как им звонят президент, премьер, народные депутаты.

Значит, дайте им отряд охраны, поставьте телефоны на прослушивание, запретите общаться с теми, кто не имеет отношения к процессу. Вот и все, сразу появится конкурентная среда.

Сейчас выглядит так, что высокие шансы пройти во второй тур имеют Юлия Тимошенко и Петр Порошенко. Вы знаете их лично. Они способны что-то изменить в стране?

— Их отличают только первые слоги в фамилиях. А по делам и позициям они похожи. Для Порошенко главная ценность — это деньги, для Тимошенко — одержимость властью. Думаю, кто-то один из них пройдет во второй тур. Но победит все равно кандидат другой.

Вы другой?

— Я не такой, как они.

На одной встрече вы сказали: "Украине нужен другой парламентаризм, другая модель исполнительной власти, другое местное самоуправление, другая модель отношений между центром и регионами, другие финансовые отношения". Какие другие?

— Парламент должен быть двухпалатный. Там должен действовать суд и высший экономический совет. Сейчас, например, в некоторых городах мэров отправили в отставку. Экономический совет должен был бы вводить туда правительственное управление, назначать комиссара.

Большинство потребностей человека обеспечивают на уровне территориальной громады. Туда стоит передать и полномочия, и ресурсы. Самоуправление сегодня немощно. 60 процентов объединенных громад не подают признаков жизни.

Вы принимали участие в Минском переговорном процессе. Многие соглашаются, что он исчерпал себя. Что может прийти на смену?

— Должны понять, что происходит в действительности и что такое эта война. В ней несколько составляющих. Проблемы украинского государства, война между РФ и Украиной как следствие российской агрессии, цивилизационные конфликты — на Евразийском континенте и глобальный. Может ли "Минск" дать ответ на эти проблемы? Конечно, нет.

Реальные шаги по прекращению войны будут, когда на всех уровнях будут говорить о новой модели безопасности. Нужно сформулировать вопрос будущих отношений Украины с Россией, будущего Украины. Нынешняя ситуация, когда пытаются что-то не видеть, что-то замалчивать, а на что-то возлагать сверхнадежду, кроме холостого хода, человеческих смертей, несчастий и ухудшения ситуации на континенте и в мире ничего не принесет. Поэтому считаю, что Украина должна инициировать несколько важных диалогов — глобальный, на европейском континенте и на центральноевропейском уровне. Да и самой Украине нужен другой взгляд на оборону и безопасность.

Какой должна быть наша стратегия в войне с Россией?

— Должны формировать боеспособную армию. Вести диалог с РФ. Потому что она у нас забирает силы и время, поставляя оружие на Донбасс. Обсуждать возвращение военнопленных, осужденных. Разговаривать с мирным населением, которое в сущности находится в заложниках на Донбассе. Мы допускаем огромную ошибку, что не отрабатываем этот диалог. Там — украинцы. И они — наши союзники.

Другая тактика должна быть по Крыму. На полуострове наши главные союзники — крымские татары и тамошние украинцы.

Какой видите Украину через пять лет?

— Страной, которая быстро развивается.

В субботу и воскресенье готовит завтраки

У Романа Безсмертного с женой Татьяной на двоих четверо детей. Старшие — Лилия и Владислав. И младшие — двойняшки 6-летние Елизавета и Анастасия.

— Ложусь, как правило, после часу ночи. Пока детей уложим, — говорит Роман Петрович. — Просыпаюсь в шесть. В субботу и воскресенье готовлю завтраки. А в будни — когда я, когда Таня. Зависит от того, что нужно готовить. Когда родились девочки, дал себе слово — не будет так, как со старшими. Мы фактически вырастили детей, и они нас не знали. Пытаюсь как можно больше быть с дочками. Плохо, когда родители в разъездах. Поэтому решение о президентской кампании принимал нелегко.

×
Читать далее
Гравина избран президентом Федерации футбола Италии

Бывший председатель Lega Pro Габриэле Гравина избрана новым президентом Федерации футбола Италии.

11:15 Народный корреспондент
Маколей Калкин не интересуется ролями в кино

Наиболее известный ролью в фильме «Один дома» актер Маколей Калкин рассказал, что ему предлагали сняться в комедийном сериале «Теория большого взрыва». Актер не уточнил деталей этого предложения, но судя по всему, он мог сыграть одного из главных героев.

11:00 Народный корреспондент
Интеграционный узбекский блиц с остановкой в Сарыагаше

Россия выходит на позиции главного партнёра экономической модернизации Узбекистана

10:57 Народный корреспондент